Актуально:
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
24.05.2018
24.05.2018
24.05.2018

Тахир Габидулин: бесстрашный и справедливый

0

дата: 20.02.2014

К 25-летию вывода войск из Афганистана, которое Россия отмечала 15 февраля, в рамках всероссийской программы «Не забывайте своих героев» в Братске установили четыре баннера с фотографиями воинов-интернационалистов - Тахира Габидулина, Сергея Киргизова, Юрия Животова и Юрия Трусова. Все они за личное мужество и отвагу, проявленные в ходе афганской войны, награждены правительственными наградами.

Сегодня мы расскажем об одном из них – о полковнике запаса, кавалере двух орденов Красной Звезды Тахире Габидулине.

Мечты
сбываются
Родился и вырос наш герой в поселке Шиткино Иркутской области. В 50-е годы многие мальчишки мечтали стать летчиками. Грезил о небе и Тахир. Еще совсем маленьким увидел самолет и пообещал маме обязательно прокатить ее на таком аэроплане. В восьмом классе он уже твердо знал – станет летчиком, а потому, когда окончил местную школу, не задумываясь, отправился поступать в гражданское летное училище в Иркутске. Все экзамены сельский мальчишка сдал на четверки, но этого оказалось недостаточно, чтобы пройти конкурс. От училища пришлось отказаться. Но не от мечты. Через год Тахир направился уже на Кубань, в Ейское высшее военное училище, где готовили летчиков-универсалов, способных летать  на истребителях, штурмовиках, а также служить в морской авиации. Успешно прошел экзаменационные испытания и стал усердно грызть гранит непростой летной науки. О том, что учиться в летном училище сложно, говорит уже тот факт, что из 300 поступивших ребят специальность летчика получили только 164, остальные в процессе учебы отсеялись.
После защиты дипломной работы Габидулин был направлен на Дальний Восток в 26-й гвардейский истребительный авиационный полк ПВО. Там новоиспеченный летчик и освоил истребитель-бомбардировщик Су-17, на котором позже летал в небе Афганистана.
«В гвардейском полку меня научили и летать, и солдат воспитывать, и Родине служить», - делится Тахир Коллимулович. И, видимо, хорошо научили, поскольку он всегда  пользовался особым доверием: в 26-ом полку его – лейтенанта - назначили на майорскую должность – начальника штаба эскадрильи, а когда служил капитаном в Группе советских войск в Германии, стал командиром эскадрильи, хотя на этой должности должен быть подполковник. Коллеги подтрунивали: «Ты у нас дикорастущий».

Извилистый путь к Афганистану
В декабре 1979 года, когда советские войска вошли в Афганистан, летчик-сибиряк стал проситься в зону боевых действий. «В училище мы учились воевать, и хотелось проверить себя в качестве военного летчика», - поясняет он свое желание. «Ты куда собрался? Тебе еще рано», -  ответил ему тогда замполит подполковник Александр Агафонов и порвал рапорт.  
На тот момент в добровольцах из дальних воинских частей не было необходимости. Ведь поначалу в Демократическую республику Афганистан (ДРА) отправляли тех, кто служил непосредственно в районе Туркестанского и Среднеазиатского военных округов, поскольку им не приходилось привыкать к новым климатическим условиям.
В 1982 году Тахир Габидулин поступил учиться в Московскую военно-воздушную академию имени Юрия Гагарина, при этом регулярно стажировался в военных частях. По окончании учебы получил звание подполковника. При распределении вместо обещанного Луцка (Украина) он попал в Туркестанский военный округ, 156-й Эльбингский ордена Суворова авиационный полк истребителей-бомбардировщиков, что располагался недалеко от города Мары. В те времена шутили: «Есть в Союзе три дыры – Термез, Кушка и Мары. Габидулин не раз бывал в Марах, когда перегонял самолеты с Дальнего Востока, и знал, что это его ждет песчаная пустыня. Но, как говорится, приказ есть приказ. Собрал подполковник семью – жену, дочку и сына и 5 августа 1985 года отправился в Туркестан. От жуткой жары за полтора месяца похудел на 12 килограммов.
От границы Афганистана аэродром находился недалеко – 230 км до Кушки. Полк, в который прибыл Тахир, занимался противовоздушной обороной, то есть летчики здесь умели защищать воздушное пространство, но не были подготовлены для уничтожения наземных объектов. Однако весной 1985 года их направили в Афганистан бомбить базы моджахедов. Эскадрильи полка вернулись с большими потерями – было сбито шесть самолетов и погибли два летчика - старший лейтенант Валерий Костяев и майор Николай Нагибин. После этого полк решили не трогать.
Но его стали пополнять выпускниками Ейского училища, которые владели искусством воздушного боя и умели поражать наземные цели. Вместе с товарищами Тахир Габидулин, которого назначили заместителем командира полка по боевому применению наземных средств поражения, стал учить молодежь работать с объектами на земле.

Героическая служба
17 августа 1986 года аэродром готовился к празднованию Дня воздушных войск. И вдруг – тревога. Летчиков собрали на командном пункте, обозначили боевую задачу и отправили в Афганистан. «Командир полка мне говорит, мол, ты полетишь ведущим групп, а я никогда не летал в горах и ориентироваться в них не мог. Но разведчики привезли фотопланшеты с точками нанесения ударов. Перенес их на карту и отправился на задание. Шел за обозначавшим цели разведчиком и вел за собой еще 24 экипажа», - вспоминает военный летчик. Еще в училище он уяснил – приказы не обсуждают, их выполняют любой ценой, пусть даже с риском для жизни.
Горы Афгана с непривычки поначалу казались темным лесом, но опытный летчик взял за ориентир русло реки Герируд, и все получилось. С задания все экипажи вернулись целыми и невредимыми.
С этого дня и началась служба в Афганистане. Тахир буквально не вылезал оттуда. Только во время Гератской операции, которой руководил генерал армии Михаил Зайцев, Габидулин совершил 25 боевых вылетов. Целью операции было обеспечение безопасности движения колонн авто-бронетехники по маршруту: Кушка - Герат -Кандагар, транспортирующих военные, гражданские и гуманитарные грузы в южные провинции Гильменд и Кандагар. Летчики бомбоштурмовыми ударами должны были ликвидировать инфраструктуру моджахедов и очистить район Герата от противника. Полеты продолжались две недели. «Когда уже заканчивали крайний вылет, с Шиндана и Кандагара пошли солдаты и бронетехника, активизировались вертолеты. Сверху было отчетливо видно, насколько масштабная проводилась операция», - рассказывает полковник запаса.
После проведения операции в полк прибыл Герой Советского Союза Михаил Зайцев, который воевал еще во время Великой Отечественной войны, и вручил Тахиру большие фотографии, чтобы вместе с товарищами они посмотрели, что «натворили» на земле.
За Гератскую операцию всех, в том числе и Габидулина, представили к ордену Красной Звезды. Но командование дивизии посчитало, что подполковника награждать еще рано. Начальник штаба полковник Валерий Налетов был весьма удивлен, что орден получил не ведущий группы, а руководитель политотдела, который не летал в Афганистан.  
Сегодня на кителе полковника Габидулина красуются два ордена Красной Звезды. Один из них получен за уничтожение важного объекта у города Санчарак возле Мазари Шарифа. Там был опорный пункт моджахедов, который не давал покоя пограничникам. Причем, на объект указал сам Тахир. Заприметил его во время одного из полетов, нашел на карте и по разветвленности коммуникаций понял, что это не простое строение. Обратился к начальнику штаба и предложил отправить разведчиков узнать, что за объект, мол, при необходимости готов его уничтожить. Так и случилось.
Вообще Габидулина трижды представляли к наградам, в том числе к ордену Красного Знамени. Однако некоторые представления так и остались в архиве. Уж очень не нравилась высоким чинам прямолинейность полковника, который никогда не молчал, если сталкивался с несправедливостью. При этом на сложные боевые задания посылали именно его, напутствуя: «Ты же справишься с любой задачей». И действительно, отважный офицер никогда не подводил. Однажды во время выполнения задания дал сбой датчик оборотов в его самолете. Следовало возвращаться на аэродром. Но тогда приказ не будет исполнен. Летчик решил долететь до цели и сбросить боеприпасы. И боевую задачу выполнил, хотя был на волосок от смерти.

Война
как работа
С территории Советского Союза летать было гораздо легче, чем с аэродромов в Афганистане. Здесь без риска могли обеспечить топливом, боеприпасами и всем необходимым, а на аэродромы в ДРА доставлять это все приходилось либо транспортными самолетами ИЛ-76, либо автомашинами. Дороги же контролировали духи, которые постоянно поджигали бензовозы. Поэтому большая часть полетов досталась Туркестанскому военному округу. Летчики полка практически все время были в воздухе. Не успеешь вернуться домой, снова вызывают: «Давайте, ребята, вперед!».
Война для Тахира превратилась в обыденную работу. За время службы в Афганистане он выполнил 136 боевых вылетов. Но поскольку замещал командира полка, надо было еще обучать молодежь, составлять карты и руководить полетами, в которые отправлялись командир эскадрильи и его подчиненные.
Как-то после приземления одного из экипажей Габидулина подозвал инженер полка Петерис Мацкявичус и упрекнул, что его подчиненные не умеют летать. «Зацепили самолеты осколками своих же боеприпасов, видимо, низко выводили», - жаловался инженер. Но тот доказал, что подопечные летают прекрасно, а эти осколки от горной зенитной установки, которыми американцы стали снабжать духов после 1985 года. Надо сказать, что вокруг укрепленных районов и баз моджахедов насчитывалось до нескольких десятков зенитных огневых точек.
За три года войны полк, где служил наш земляк, совершил 16700 боевых вылетов. Потери были минимальными. За мужество и отвагу практически весь летный и технический состав был представлен к наградам. «Мы ощущали себя миротворцами. Но больше чем, за общую цель, мы переживали за жизни наших солдат», - говорит Тахир Коллимулович. Возможно, поэтому летчики здесь больше не погибали. Да и на земле с активным применением авиации существенно снизились потери советских войск
156-й полк воевал практически до конца. До последних дней он обеспечивал вывод советских войск из Афганистана. Задача была однозначной - не допустить срыва вывода войск, обстрелов уходящих колонн и нападений на оставляемые объекты. Летчики мешали передвижению вооруженных отрядов, срывали их выход на выгодные позиции, наносили упреждающие удары по местам их развертывания, вносили дезорганизацию в ряды противника.
Афганскому братству верны
Как признается наш герой, известие о выводе войск из Афганистана поначалу его не обрадовало, наоборот, он испытал чувство обиды. Почему выводят войска? Мы же еще не сделали свою работу – не привели афганский народ к мирной жизни. «Мы понимали, если уйдем из Афгана, он придет на нашу территорию. Об этом говорили и местные жители. Если бы мы остались, заварухи на Кавказе, скорее всего, не случилось бы. Да, нужно было выводить войска, но не так бездарно, не так быстро. Западную группу войск выводили десятилетие, а мы – за девять месяцев», - сетует воин-интернационалист.
Что изменилось в Тахире после этой войны? Наверное, как и в других афганцах, обострилось чувство справедливости. Участие в военных действиях сплотило офицеров, но афганское братство напугало высоких генералов. Поэтому после событий в ДРА участников этой необъявленной войны постарались расформировать и направить в разные части по всему Советскому Союзу.
Но однополчане не забывают друг друга. Регулярно встречаются. Вот и этим летом Тахир Коллимулович думает поехать в Крым, чтобы встретиться с афганцами, а в мае летит в Ейск – на встречу с однокурсниками по случаю 40-летия со дня выпуска из училища.
Сегодня Тахир Габидулин работает в Братском аэропорту. Рядом с ним трудится и дочка, а сын служит командиром воздушного судна в Самаре - водит боинги. Мальчишка в Марах дважды взрывался, разряжая боеприпасы. Родители пророчили - доктором будешь. Но нет, парень пошел по стопам отца.
Венера ЛИСКИНА
Фото автора