Актуально:
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
10.11.2017
10.11.2017
10.11.2017

Любила жизнь во всех ее проявлениях

0

дата: 30.01.2015

Первого февраля – день рождения нашей коллеги Надежды Зинченко, жизнь которой оборвалась 20 августа прошлого года. Мы, работавшие с ней с первого дня выпуска «Вестника», до сих пор не можем поверить в то, что случилось, не можем смириться с тем, что рядом с нами нет этой сильной, красивой женщины, талантливого журналиста, материалы которой никогда не были проходными, всегда привлекали внимание читателей, трогали их сердца и души, заставляли задумываться…Собрав все физические и душевные силы воедино, Надежда Алексеевна несколько лет боролась с тяжелой болезнью, победить которую так и не смогла… Сегодня, в канун ее дня рождения, коллеги и друзья вспоминают, какой она была в жизни и в профессии.
Трепетно относилась к героям
- С Надеждой Алексеевной я познакомилась в конце 90-х годов, когда работала с ней в «зеленом» «Лесохимике УИ ЛПК» - газете, которая была создана при управляющей компании «Континенталь-Инвест» взамен закрытой заводской  многотиражки «Лесохимик Усть-Илима», - поделилась редактор «Вестника» Виктория Галиулина. – Между нами сразу сложились хорошие, дружеские отношения, как будто мы сто лет знали друг друга. Я уважала Надежду Алексеевну как человека и как журналиста, восхищалась ее трепетным отношением к героям своих публикаций. О ком бы она ни писала: о слесаре, рабочем, руководителе или ветеране производства, она всегда старалась отразить в зарисовке или очерке мироощущение человека, сделать его портрет живым, интересным, а не схематичным. Она мастерски работала со словом, писала образно, ярко, остроумно. Была очень эрудированным человеком, с аналитическим складом ума, и все это находило отражение в ее газетных статьях. Она всегда поддерживала меня, часто давала ценные профессиональные советы. С большим уважением как автор и как человек она относилась к работникам УИ ЛПК, не раз говорила, что каждому готова поклониться в ноги за его труд, благодаря которому живет завод, город и наша газета.
Над материалами она всегда тщательно работала, могла по нескольку раз перепроверять один и тот же факт из биографии героя публикации, скрупулезно подбирала слова к созданию его образа. В ее текстах никогда не было небрежности – ценное качество, которого зачастую недостает современным журналистам. Не секрет, что труд журналиста, при всей своей ответственности и сложности, оплачивается невысоко. А для Надежды Алексеевны очень много значила семья, её близкие... Чтобы помогать своим родным, она много работала, не щадя себя, своего здоровья. Работала, даже будучи больной. Думаю, что это и подкосило её. Она ведь так рано ушла.
Романтичная натура
- Я пришла в «Лесохимик Усть-Илима» после Иркутского университета в 1985 году, - рассказала Елена Труфанова, коллега Надежды Зинченко. - Надежда уже там работала. У нас было негласное деление предприятий между журналистами. Надежда отвечала за целлюлозный завод. Она была такая романтичная натура. Как-то вспоминала, что, учась в университете, где-то пересеклась с Валентином Распутиным и призналась ему, что хотела бы написать большое произведение, роман. А потом, когда у Надежды родился сын, она назвала его Романом. И вдруг где-то опять встретила Распутина, и он спросил её, мол, как там дело с романом обстоит? Она ему и ответила, показывая на сына: «Мой Роман - вот!»
Надежда всегда жила очень скромно, но при этом любила хорошие вещи, которые, понятно, были дорогие. Считала, что лучше ходить каждый день в одном платье, но чтоб оно было дорогое. При мне, помню, купила очень модное по тем временам бежевое платье из мелкого вельвета в стиле сафари. Оно было импортное, короче, последний писк моды. Носила его Надежда не снимая. «ЛПКовские» дамочки умирали от зависти, а ей... ей просто не на что было его сменить. Они же её не каждый день видели, а только когда она на завод приезжала. Наш фотокорреспондент Володя Белых как-то поехал в Москву, и Надежда попросила его купить французские духи. Он привез. Очень хорошие. Надя пользовалась ими очень долго и очень бережно. Я до сих пор помню этот запах. Как-то умела она произвести впечатление. И безумно любила своего сына Ромку. В ущерб себе его красиво одевала и баловала. А, вообще, она была очень закрытым человеком…
Мы жили по соседству
- С Надеждой мы жили в одном доме, на одной площадке больше 20 лет, - вспоминает Татьяна Тарбеева. – От общения с ней у меня осталось в душе ощущение легкости. Познакомились мы совершенно случайно. Мы только переехали в этот дом, и у меня заболела дочка. Я растерялась, не знала, куда пойти, как вызвать врача. Вышла на площадку и почему-то позвонила именно в ее дверь... В гости друг к другу мы ходили редко, обе много работали, были заняты. Надежда могла дать дельный совет – деликатно, ненавязчиво. Не раз бывало, что ее советы мне помогали принять решение. Помню, мама Надежды, Ольга Николаевна, к тому времени уже человек пожилой, была очень внимательна к моей семье, угощала нас пирогами. Когда я смущенно отказывалась, она мне говорила, мол, кто же вас еще побалует. Так это было трогательно.
Дачного участка у Надежды не было, но она часто помогала своим знакомым пропалывать и поливать грядки, копать картошку. Когда ее угощали зеленью или овощами, она делилась гостинцами со мной. Человеком она была внимательным и заботливым, навещала знакомых в больнице, звонила, справлялась об их здоровье, поздравляла с праздниками. Я не помню, чтобы Надежда когда-то кого-то осуждала, плохо о ком-то отзывалась. Для меня она была душевным, порядочным человеком, которому я доверяла, и который доверял мне. Запасной ключ от квартиры Надежды хранился у меня многие годы, вплоть до того, как она продала квартиру и уехала в Иркутск насовсем…Многие годы нас связывали с Надеждой теплые, дружеские отношения, которых теперь мне очень не хватает…
Как лед и пламень
- Я приехала с семьей в Усть-Илимск в 1976 году из Пскова, преподавала в школе историю, - начала свой рассказ Светлана Трошина, подруга Надежды Зинченко. – Первое мое знакомство с Надюшкой было поверхностным: мы встретились на заседании комиссии по делам несовершеннолетних, куда приглашали и журналистов. Надя тогда работала в «Усть-Илимской правде», я не могла не обратить на нее внимание – умница, красавица, высокая, стройная, с копной шикарных волос. По молодости мы много общались с бардами, поэтами, туристами, пели песни под гитару. Мы с Надей - антиподы, как лед и пламень, поэтому всегда дополняли друг друга.
Когда была создана газета «Лесохимик Усть-Илима», я уже работала в канцелярии УИ ЛПК и тогда мы с Надеждой, которая пришла в заводскую газету, стали видеться очень часто. Меня всегда тянуло к интересным людям. Надя была таким человеком. Так сложилось, что в середине 90-х мы уехали с мужем в Иркутск, где прожили 12 лет. На это время мы с Надеждой невольно потеряли друг друга из виду, а потом, когда мы вернулись в Усть-Илимск, в нашей жизни и в жизни моей подруги многое изменилось. Тогда я узнала о болезни Надежды и о том, что она обратилась к Богу. Не все ее взгляды и убеждения я разделяла, но это не мешало нам общаться, разговаривать на разные темы. Повторюсь, Надежда была очень интересным человеком и блестящим журналистом! Я восхищалась, что до последнего дня она оставалась верна своей профессии! Находясь в областном онкодиспансере, она продолжала наблюдать жизнь и писать небольшие, как всегда, образные зарисовки о людях, которые были рядом с ней. Эти небольшие зарисовки-письма она отправляла мне на электронный адрес. Эти весточки я ждала от нее с нетерпением. Я благодарна Надежде за дружбу, за общение, а еще за проникновенную, душевную статью о моей маме Надежде Ивановне Михеевой, которая была военфельдшером в годы войны и которой сегодня уже 96 лет. Областную газету «Собор», с которой сотрудничала Надежда и в которой в 2013 году ко Дню Победы напечатали рассказ о самом дорогом для меня человеке, я бережно храню.
Ей было интересно жить
- Надежда рассказывала, что увидела в «Комсомолке» фото юной крановщицы, работавшей на строительстве Усть-Илимской ГЭС, и подумала:   «Мы почти ровесницы, но как интересно живёт она, и как скучно я» (пройдёт время, и они станут приятельницами), - вспоминает Марина Андреева, подруга Надежды Зинченко. -  Средний брат Надежды уже работал в Сибири. Инженер, изобретатель, он был очень доволен, что там всё делалось быстро, без проволочек. Надя решила переехать с Украины к нему, в Сибирь. Приехала, поступила на журфак в ИГУ. Но средств не хватало, перевелась на заочное отделение, а на свое 20-летие уехала в Усть-Илимск. В начале февраля 1974 года устроилась помощником корректора в «Усть-Илимской правду». Работая в газете, жила «в буче – боевой и кипучей», не упускала случая познакомиться с интересными людьми. Начала писать о них, о событиях. Училась каждую минуту. Бралась за любые задания. Через год родился сын Роман, Наде дали комнату на подселении. А потом из Луганской области, откуда Надежда родом, приехала ее мама, Ольга Николаевна, и вскоре Надя вышла на работу.  
Надежде удавались материалы на любую тему. Защитив дипломную работу, она собрала все свои публикации и отправила в Москву. Неожиданно стала самым молодым членом Союза журналистов СССР. Мы познакомились с Надеждой в 1985 году, когда она работала в многотиражке УИ ЛПК «Лесохимик Усть-Илима». Глядя на нее, всегда стильную и элегантную, никогда бы не подумала, что живёт Надя очень скромно, в стеснённых условиях. Она ухитрялись быть модной при минимуме затрат: вязала не только кофты-шарфы, но и какие-то авангардные аксессуары. При отличной фигуре Надежда была сдержанна и взыскательна при выборе фасонов платьев, глубокие декольте и дерзкие разрезы считала дурным вкусом.  
В середине 80-х у «Лесохимика» появилась редакция радио, которую возглавила Надежда. Помимо новостей и интервью, в выпусках передавали музыкальные поздравления. Фонотека была маленькой, и я приносила в радиоредакцию интересные пластинки. Люди ждали эти концерты. В начале 90-х в стране становилось труднее и труднее, а Надежда делала всё, чтобы жизнь сына была интересной. Влезала в долгосрочные долги, чтобы отпуск был для обоих незабываемым. В родном доме для Ромы и его друзей всегда была особенная выпечка, не как у всех, и это во времена тотального дефицита! Надежда с радостью рассказывала, как исхитрялась готовить для сына вкусненькое, делая это в высшей степени вдохновенно. Она считала святым долгом помогать маме, сельская пенсия которой была крошечной.
В 2000-х годах многие зачитывались очерками Надежды Зинченко о судьбах устьилимцев. Работая в «Восточке», она... подрабатывала ночным сторожем в кооперативе. От крайне тяжёлой жизни к 40 годам у нее стало сдавать здоровье. Рома оканчивал школу. Надежда хотела дать сыну образование, которое было бы востребовано в новом времени. Выбрали специальность «эколог-правовед», но, оказалось, что ИГУ пытался «бежать впереди паровоза». Словом, усилия были потрачены зря. Мама с сыном вовремя сориентировались и… оба поступили на юрфак (Надежда училась на заочном отделении). В это время она работала в «Усть-Илимской правде», виделись мы крайне редко, потерялись на какое-то время. Встретились в 1998 году, в АБК-6, где размещалась редакция «Лесохимика УИ ЛПК».
У Надежды была гипертрофированная потребность помогать. Когда мамы не стало, она забрала к себе племянницу, оставшуюся сиротой, заботилась о девушке, оплачивала учебу в вузе, поддерживала и ее брата-студента, не думая о своем здоровье... После первой операции в онкодиспансере организм Надежды не выдерживал химиотерапию, она теряла сознание. Надежду отправили в Усть-Илимск пройти курс общеукрепляющей терапии. Помню, за три недели она посвежела, как никогда, набрала вес. Сын предложил маме уволиться, переехать в Иркутск, жить рядом. Он жалел её, одну в пустой квартире, регулярно мотающуюся на поезде на обследования и лечение. Но Надежда не хотела быть сыну обузой. Говорила, Роман – серьёзный юрист, слава Богу, у него много работы, достаток. Она всю жизнь боролась с трудностями, привыкла терпеть, потому и болезни не сдавалась, и обстоятельства шли ей навстречу.
Надежде было очень интересно жить. Приезжая после очередного курса лечения, она звала меня на прогулку по окрестностям Усть-Илимска и много рассказывала из вновь увиденного. Очарованная жизнью, она тянулась к интересным событиям, интересным людям. В 2014 году Надежда вошла в программу по испытанию противораковой вакцины, изобретённой в Новосибирске, состояние её здоровья значительно улучшилось. Она снова активно работала с материалами, отложенными в долгий ящик, в том числе и по Украине, об истории которой знала много такого, что терзало ей душу… А в 4 утра 20 августа 2014 года Надежды не стало…

Подготовила Любовь ЖГУНЦОВА

Газета "ВЕСТНИК Усть-Илимского ЛПК"