Актуально:
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
17.11.2017
10.11.2017
10.11.2017
10.11.2017

Нина АНУЧИНА: «Чем больше двигаемся, тем дольше живем!»

0

дата: 22.09.2017

16 сентября старейший поселок Усть-Илимского района – Невон праздновал свое 330-летие. В этот день чествовали жителей, которые посвятили развитию села лучшие свои годы. Среди долгожителей поселка - ветеран труда Нина Петровна Анучина, отметившая в этом году 80-летие

Собираясь на встречу к старейшей жительнице Невона, представляла, что мне предстоит непростой разговор с пожилым человеком, у которого, наверное, многое уже стерлось из памяти. Но каково было мое удивление, когда меня встретила бойкая, приятная  женщина с хорошо поставленным голосом.

Мы устроились за столом, застеленным плюшевой малиновой скатертью, и беседа полилась так, как будто мы уже были давно знакомы. Хотя начало разговора было не очень обещающим.

- Даже свою молодость вспоминать не хочу, как я ее провела, - вздохнула моя собеседница, и, сделав небольшую паузу, стала повествовать о своей нелегкой судьбе…

Приглянулся невонский парень

Нина Петровна Анучина (в девичестве – Сизых) родилась в феврале 1937 года в деревне Карапчанка Нижнеилимского района (со строительством Братской ГЭС деревня ушла под воду). В семье росло шестеро детей. Жили у самой Ангары. «Деревня была небольшой, но народ в ней был очень сплоченный, - вспоминает Нина Петровна. – Рыба всякая водилась, часто рыбачили, что спасало нас от голода в тяжелые военные годы. Однажды мама моя, Мария Герасимовна, добыла за день на уды (связка с крючками на красную рыбу, сделанная из конопли,- авт.) 60 кг осетра».

Отца Нины – Петра Гавриловича забрали на фронт в 1942 году. В первую мобилизацию он не попал, потому что дедушка Нины Петровны был осужден по 58-й статье. Когда односельчан, которые жили единоличным хозяйством, стали загонять в колхозы, на собрании дед сказал: «Пусть мои дети идут в колхоз работать, а я старый, что от меня толку?» За эти слова дедушка Нины Петровны жестоко поплатился: через два дня ночью его увезли и по сей день о судьбе его ничего не известно.

Пятилетняя  Нина хорошо помнит своего отца, как его провожали на фронт на лодке. Через год, в августе 1943 года, пришла похоронка: погиб смертью храбрых. Позже стало известно, что Петр Гаврилович Сизых похоронен в братской могиле на Украине…

Всех ребят деревенских, окончивших третий  класс, заставляли идти работать в колхоз. С этих лет и у Нины начался трудовой стаж. Ей часто приходилось зимой на лошади, а летом на лодке по Ангаре привозить  в Невон  представителей из райцентра. Так в октябре 1956 года Нина познакомилась со своим будущим суженым Николаем Анучиным, который только что демобилизовался из армии. Сыграли свадьбу аккурат на Новый год, и Нина переехала жить к мужу в старый Невон. 

На третий день после свадьбы пошла работать в колхоз. «Привез меня Коля в свою деревню в фуфайке. В ней могла пойти и на работу в колхоз, и на праздник в клуб. Все ходили одинаково, - рассказывает Нина Петровна. - Но я любила одеваться. Когда вещи стали появляться в магазине, старалась всегда что-то купить новенькое. Эта тяга к скромной, но красивой одежде передалась от меня дочери Татьяне».

Без отпусков и декретных

- Вся власть тогда была в лице председателя колхоза и бригадира, - вспоминает Нина Анучина. - Мы не знали отдыха. Ни в субботу, ни в воскресенье не было никакого просвета: то молотить, то хлеба убирать, то косить. Все лето вкалывали, а зимой за телятами следить надо. Отмечали пять праздников: 7 ноября, Новый год, 8 Марта, 1 Мая, Троицу. К каждому празднику белили в доме. За что мы работали? Все здоровье отдали. Сейчас руки болят, спина, ноги… все от тяжести. Ведь, кроме колхозного, было и свое домашнее хозяйство: корова, куры, телята, свиньи…

Не было в то время и декретов. Всех троих детей Нина Петровна рожала дома. Вспоминает, как на свет появился первый ребенок.

- Когда была на сносях, Коля уехал на год учиться в Заярск на тракториста-машиниста. Я работала в колхозе, в амбаре лопатила семенную пшеницу, чтобы она не задохнулась. Мы по одному сусеку отлопатили (в каждом сусеке по 40-50 центнеров). Надо было еще два, но пришел бригадир, посмотрел на меня и спросил: «Слушай, Петровна, ты когда рожать-то будешь?» Я говорю: «Как созреет, тогда и рожу». А он побежал к фельдшеру и попросил ее прийти в амбар, боялся, как бы я на рабочем месте не разродилась. А я прекрасно себя чувствовала и рожать еще не собиралась. Бригадир шепнул девчатам, чтоб пораньше шли на обед. А я думаю, какой обед в 11 часов? Но пошла со всеми. Вижу, мне навстречу фельдшер наша и говорит: «О, Петровна идет и улыбается!» А я в ответ: «А  что мне, плакать что ли?» И тут  меня что-то как толкнуло в спину! Не прошло часа, как родилась дочь Татьяна.

Двоих сыновей Нина Петровна родила также, до последнего момента работая.

В 1960 году трудилась дояркой. Ездила вместе с другими женщинами три-четыре раза в день на лодке на острова, где паслись коровы. Прямо там их доили и загружали фляги с молоком в лодку. Осенью коров пригнали, и некоторые стали телиться. Корова Нины Петровны по прозвищу Поляна тоже должна была вот-вот отелиться. Все уже девчата домой убежали, а она место для «новорожденного» направила, коров подоила и напоила. Моя героиня была уже на последнем сроке беременности, и сторож Григорий Васильевич Карнаухов по прозвищу дядя Гриша–Шнапер, не в шутку забеспокоился. Спросил: «Петровна, ты что домой не идешь?». «Видишь, у меня Поляна мучается. Как приму роды, так пойду», - ответила Нина, а у самой уже схватки начались.

- Поляна моя отелилась, я теленка в тряпку и собралась его тащить в запарочную. Тогда, если принимаешь теленка, давали два трудодня, и за каждый трудодень боролись, - рассказывает Нина Петровна. - Сторож увидел и говорит: «Ты что, Петровна, сама собираешься утащить теленка?» Я говорю: «Конечно!» Я была не полная, но очень сильная и верткая. Дядя Гриша перепугался, говорит: «Давай тебе помогу, а то поднимешь теленка и тут же родишь!» Я говорю: «Вот и хорошо! Сразу двойные роды будут!»

С теленком управились, но надо было еще напоить корову водой с сахаром, чтоб послед хорошо отходил, и обязательно напоить телка молозивом «роженицы».  Послед вышел, Нина все убрала, корову подоила, потом приноровилась, прыгнула сверху на телка и стала его поить, а дядя Гриша чуть не в обмороке: «Ой, батюшки! Она с таким пузом еще и прыгает, будто у нее ничего нет!» Напоила телка, руки вымыла и сказала: «Все, дядя Гриша, я пошла рожать». «Ну, беги, моя, с Богом!» - ответил сторож и хотел проводить Нину, но она отказалась.

Пришла домой уже поздно ночью. Муж спал, попросила его отодвинуться немного, прилегла, и тут… Муж позвал фельдшера и санитарку. Роды на этот раз были трудные. Родился парнишка и не закричал. Стали его бить по попке. Нина Петровна в отчаянии говорит: «Ну что вы ребенка мучаете, он, видать, мертвый…» Ударили еще раз, и ребенок как закричит басом. Мальчика назвали Колей. А через четыре дня прибегает к Анучиным животновод и говорит: «Петровна, твоя группа не доится. Иди коров доить!» И пошла Петровна доить, а там надо ведра носить, сено, солому, навоз убирать…

Третий сын также появился: до последнего за телятами ходила. Выручала свекровь Степанида Павловна Анучина, которая внуков очень любила и всегда с ними нянчилась.

Отдушина

Супруг Нины Петровны Николай Федорович Анучин работал в колхозе на комбайне. Многие годы  трудился в строительном управлении Усть-Илимской ГЭС: возил на К-700 арматуру с ЛПК на ГЭС. Оттуда и ушел на пенсию. Вместе они прожили в счастливом браке полвека. Вырастили троих детей. Но 12 лет назад Николая Федоровича не стало. Тяжело по сей день переживает Нина Петровна еще одну семейную потерю. На 41-м году жизни погиб младший сын Петр.

Отдушина для моей героини сегодня - девять внуков и пять правнуков, а еще незабываемым в ее жизни останется счастливое время, когда она пела в составе  народного ансамбля фольклорной песни «Сударушка» под руководством Ирины Войтенко. Невонские певуньи, возраст которых от 76 до 86 лет, неоднократно покоряли своими голосами областной центр, Братск, Нижнеудинск, часто выступали в поселках Усть-Илимского района. В Невоне, как и во всей Сибири, главные хранители народных традиций – это женщины и дети, которые тяжело трудились, заменяя мужчин. Именно поэтому в репертуаре ансамбля «Сударушка» так много песен, в которых мужчина покидает родной дом, возникают темы женского одиночества, печали о любимом.

Нина Анучина была участницей ансамбля «Сударушка» на протяжении 30 лет. Три года назад коллектив распался: кто-то заболел, кто-то уехал, а кого уже нет в живых. Сегодня в Невоне из 14 участниц ансамбля осталось лишь четверо: Нина Петровна Анучина, Нина Ивановна Анучина, 1930 г.р., Валентина Терентьевна Анкудинова, 1926 г.р., и Лидия Михайловна Копняева (в девичестве Сизых), 1937 г.р.

- Дочь все время зовет к себе в город. А как я буду жить в квартире, если всю жизнь привыкла на земле? – рассуждает Нина Петровна. – У себя дома я все время в огороде чем-то занимаюсь, а в квартире буду, как птичка в клетке: телевизор да в окошко посмотришь. Вот кеульчан переселили в «скворечники». Они теперь, бедные, плачут, что доживать свой век приходится не в родных местах… А мы чем дольше двигаемся, тем дольше живем!

Наталья ИВАНИШИНА

В материале использован фрагмент из сборника «Вечернею порою. Песенный фольклор села Невон Усть-Илимского района Иркутской области /Карышева М.А. – Министерство культуры и архивов Иркутской области, ГБУК «Иркутский областной Дом народного творчества». – Выпуск 11: Иркутск: ГБУК «ИОДНТ», 2014. – 48 с.

Газета "ВЕСТНИК Усть-Илимского ЛПК"