Актуально:
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
31.05.2018
24.05.2018
24.05.2018
24.05.2018

Упущенное время

0

дата: 02.03.2018

100 тысяч рублей в счет возмещения морального вреда взыскал Усть-Илимский горсуд в пользу жительницы поселка Железнодорожный. По мнению суда, из-за дефектов медицинской помощи женщина лишилась ноги

Врач не вышел…

История эта произошла в 2017 году*. 10 января у Н. Н. заболела правая нога. 17 января она обратилась в Железнодорожную врачебную амбулаторию с жалобами на боли и судороги в ноге, отечность. Фельдшер Людмила Ступакова, осмотрев женщину, направила ее на госпитализацию в хирургическое отделение Усть-Илимской городской больницы, в состав которой входила тогда Железнодорожная амбулатория. Диагноз - «атеросклероз нижних конечностей». Но в городской больнице в госпитализации Н. Н. отказали, даже не осмотрев. Этот факт подтверждают результаты проверок, которые провели областное министерство здравоохранения и территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Иркутской области (Росздравнадзор).

– Мама умоляла: пусть врач спустится (из отделения хирургии, - авт.), посмотрит, почему нога так болит! Но врач даже не вышел, чтобы осмотреть ее, – рассказывает сын Н.Н. Алексей.

Получив отказ в горбольнице, Н.Н. обратилась 18 января в Усть-Илимскую городскую поликлинику №2. Там ее принял врач-хирург Я., несмотря на то, что по системе ОМС женщина была приписана к горбольнице. Вот как дальнейшие события описывает сама Н.Н.

«После проведения осмотра мне был назначен ряд анализов. 20 января я обратилась к врачу (хирургу) Я. повторно… По  результатам анализов… (и) осмотра мне было рекомендовано посетить врача ревматолога. По причине отсутствия талонов мне удалось попасть к врачу-ревматологу только 30 января 2017 года. После… (его) осмотра мне была рекомендована консультация хирурга с решением вопроса о госпитализации. В этот же день я… обратилась к врачу (хирургу) Я., после консультации которой мне… был поставлен диагноз и 31 января 2017 г. я была госпитализирована в хирургическое отделение ОГБУЗ «Усть-Илимская городская больница». 7 февраля после безуспешных попыток консервативного лечения мне была проведена ампутация правой ноги на уровне верхней трети бедра» (из обращения Н.Н. в Усть-Илимскую межрайонную прокуратуру).

Так после трехнедельных мучений женщина потеряла ногу… Наверняка любой человек в такой ситуации захотел бы получить ответ на вопрос «Кто виноват?», а также компенсацию за утрату здоровья. Что Н.Н. и сделала, обратившись в прокуратуру.

«Считаю, что по причине необоснованного отказа в госпитализации, а также халатности врачей мне был причинен тяжкий вред здоровью. Прошу проверить объем и правильность выполненных врачами диагностических мероприятий на соответствие медицинским стандартам и порядкам оказания медицинской помощи и принять решение о возмещении мне морального и материального вреда» (из «Жалобы на причинение вреда здоровью при оказании медицинской помощи», направленной Н.Н. в прокуратуру). 

Кроме того, жительница Железнодорожного обратилась в министерство здравоохранения Иркутской области и областной Росздравнадзор с заявлением о недолжном оказании медицинской помощи. А, получив ответы этих ведомств, в Усть-Илимский городской суд с исковым заявлением к ОГБУЗ «Усть-Илимская городская больница» «о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи, судебных издержек».

Как повернулось дело

Суд, открыв дело, назначил независимую медицинскую экспертизу АНО «Центр Медицинских Экспертиз». И привлек к судебному разбирательству еще двух фигурантов: и.о. зав. хирургического отделения Усть-Илимской городской больницы О. П., отказавшего Н. Н. 17 января в госпитализации, –  в качестве третьего лица на стороне ответчика, а Усть-Илимскую городскую поликлинику №2 – в качестве соответчика. 

Дело рассматривалось почти полгода. Суду изучил материалы дела в 2 томах (359 листов) заключение экспертов (68 листов), медицинские карты Н.Н. из всех трех медучреждений, в которые она обращалась, ответы областных министерства здравоохранения и Росздравнадзора, другие документы. Суд признал виновником случившегося Усть-Илимскую городскую поликлинику №2. Это очень удивило истцов.

- А где Городская больница? Не исключаю, что с мамой такого несчастья не случилось бы, если бы ее сразу положили в стационар! Многие специалисты, с которыми я консультировался, говорили, что важными могли быть самые первые 10 дней… Собственно, неоказание медицинской помощи в городской больнице и явилось поводом всех наших жалоб, а в дальнейшем и судебного разбирательства, – недоумевает сын потерпевшей Алексей.

Лечение – в соотвествии с анализами

В городской поликлинике №2 с решением суда не согласны. Как поясняет заместитель главного врача учреждения по медицинской части Ольга Асманова, на момент обращения к специалистам поликлиники  признаков критической ишемии (отсутствия кровоснабжения, - авт.) правой стопы не было, отсюда и основания для экстренной госпитализации отсутствовали.

- Хирург осмотрел пациентку, зафиксировал отечность правой стопы и голени, болезненность при пальпации первого пальца и назначил пациентке диагностическое обследование. На момент обращения у Н.Н. было немало тяжелых хронических заболеваний, подтвержденных диагнозами, ей установлена группа инвалидности. Для уточнения диагноза (вызвавшего проблемы с ногой, - авт.) хирург назначил Н.Н. анализы, в т.ч. и специфические, которые помогли бы выявить заболевание, ставшее причиной такого состояния, – рассказала Ольга Асманова. – 20 января во время повторного приема хирург поликлиники, основываясь на результатах анализов, направил Н.Н. на консультацию и лечение к врачу-терапевту и ревматологу. Результаты специфических анализов свидетельствовали об обострении подагры, которая была у больной последние 10 лет и от которой она принимала, с ее же слов, лекарство. А подагра – профиль терапевта и ревматолога. В этот же день Н.Н. осмотрел терапевт. Учитывая данные анализов, а также клиническую картину, результаты осмотра, жалобы пациентки, терапевт поставил диагноз «Подагрический артрит 1, 2 пальца правой стопы, выраженный болевой синдром». В соответствии с диагнозом терапевт назначил Н.Н. лечение, также рекомендовал консультацию ревматолога. Талон на прием к этому узкому специалисту Н.Н. получила на 30 января, этот срок – в рамках Территориальной программы госгарантий оказания медицинской помощи гражданам Иркутской области на 2017 г. До консультации ревматолога в течение 10 дней пациентка должна была принимать лечение, назначенное терапевтом. 30 января ревматолог, осмотрев пациентку, констатировал, что улучшения нет, зафиксировал отек больной ноги, синюшность кожных покровов, волдыри, похолодание конечности. Ревматолог тут же привлек к осмотру пациентки  хирурга поликлиники. Поставив предварительный диагноз «Острый венозный тромбоз берцового сегмента справа», хирург сразу же выдал направление на госпитализацию в хирургическое отделение Усть-Илимской городской больницы.

На следующий день, 31 января, Н.Н. оформилась в стационар горбольницы – медучреждение, отказавшее ей в приеме две недели назад.

- В этот момент с Красноярска приехал я. Хирург горбольницы сообщил, что время упущено, гангрена, надо ампутировать либо стопу, либо, максимум, ниже колена. Мы с братом оперативно консультировались с сосудистыми хирургами в областных медучреждениях, звонили в сосудистый центр в Новосибирск. Был консилиум по телефону, и там пришли к выводу, что смысла везти к ним больную – нет, время потеряно. Все это время в стационаре маме проводили консервативное лечение, пытаясь спасти ногу. В итоге 7 февраля ей ампутировали ногу на уровне верхней трети бедра. Правда, УЗИ (сосудов ноги) ей сделали за день до операции, хотя, как мне кажется, это надо делать, как только человек обратился, - вспоминает сын Н.Н. Алексей.

Вопросы без ответов

Как показывают записи, ультразвуковую допплерографию (УЗДГ – современный метод обследования сосудов, в т.ч. и конечностей, - авт.) Н.Н. сделали 6 февраля. Это зафиксировано в истории болезни Н.Н., представленной горбольницей для экспертизы. Указания на более раннюю дату проведения УЗДГ в этой карте нет. А если бы его провели? Повлияли бы его результаты на дату проведения операции и ее исход? А если бы Н.Н. вообще попала в стационар сразу, еще 17 января? Была ли бы в этом случае ампутация? Сейчас это – вопросы без ответов. Вопросов, кстати, в истории этой немало.

Конечно, у истории нет сослагательного наклонения. Нельзя сказать, что было бы сейчас с Н.Н., если бы ее госпитализировали сразу по обращению в горбольницу. Атеросклероз сосудов (такой диагноз Н.Н. поставила еще 17 января фельдшер) – тяжелое неизлечимое системное заболевание, которое поражает все кровеносные сосуды (вены, артерии). Просвет их покрывается атеросклеротическими бляшками. Для тромбоза хватит и одной такой бляшки, оторвавшейся от стенки сосуда. В этом случае, говорят специалисты, на операцию по удалению этой бляшки у хирургов есть не более 6 часов от начала заболевания. Когда же с Н.Н. случилась беда? 10 января, когда у нее заболела нога?  В промежуток с 10 по 17 января? Во время лечения в поликлинике? Или при госпитализации? Увы, но постфактум установить точно, когда у Н.Н. наступил тромбоз**, невозможно.

«В ноге явно шел процесс»

Однако же почему фельдшер Железнодорожной амбулатории направила Н.Н. сразу в стационар? Вот что ответила на это Людмила Ступакова:

- Пациентку Н.Н. я наблюдала два года, с 2015 по 2017, т.е. состояние ее здоровья мне было известно. В тот день, 17 января,  характер жалоб пациентки и результаты визуального осмотра не оставляли выбора. Она жаловалась на боли в ноге, сама нога были очень сильно отечной, а кожа на ноге, начиная от кончиков пальцев и до середины голени, была покрасневшая. В ноге явно шел процесс, это было видно невооруженным глазом. Сочетание этих двух состояний – сильный отек и гиперемия (покраснение) – может быть при тромбозе. В этом случае показана срочная госпитализация, ультразвуковое исследование вен, интенсивная терапия. Я и выписала пациентке направление на госпитализацию в стационар (Усть-Илимская городская больница, - авт.). Именно на госпитализацию!

В стационар Н.Н., как мы уже знаем, 17 января не взяли. Непонятно только, почему человека в приемном покое горбольницы не осмотрели. По словам возглавляющего сейчас горбольницу Владимира Рыбицкого, врач, дежуривший в отделении хирургии на момент обращения туда Н.Н. в первый раз, утверждает, что ему об этой пациентке не сообщили. Однако запись в журнале обращений в приемном покое есть… Странно, не правда ли? Кстати, вскоре после случившегося этот врач из горбольницы уволился. Связано ли это с нашей историей? Вряд ли мы получим ответ…

Также не давал мне покоя вопрос, почему Н.Н. не сделали УЗДГ в поликлинике? Может, если тромб уже был, его бы «поймали»? Но, как мне пояснили, все упирается в Стандарты оказания медицинской помощи, когда для каждого заболевания – свой объем диагностических исследований. Так, диагнозу «Подагра» УЗДГ не показана. УЗИ сосудов назначают, если есть подозрения на тромбоз… Анализы же крови Н.Н. показали обострение подагры. Могли ли у Н.Н. обостриться одновременно два заболевания – атеросклероз и подагра? Возможно. Мог ли этого не заподозрить доктор-хирург? А почему нет? 

Дело не закрыто

В городской поликлинике №2, напомню, с решением суда не согласны. Руководство медучреждения считает, что суд не в полной мере принял во внимание документы областного минздрава, свидетельские показания врачей-хирургов с большим стажем работы, сосредоточившись лишь на одном из трех заключений Росздравнадзора. «Комиссия  экспертов не выявила недостатков в оказании медицинской помощи, которые однозначно могли явиться прямой причиной наступившего «неблагоприятного» исхода (ампутации правой нижней конечности)», - говорится в апелляционной жалобе. Также руководство поликлиники ссылается на заключение «Центра Медицинских Экспертиз», указывающее, что «ухудшение состояния здоровья Н.Н. было вызвано характером и тяжестью имевшегося у нее заболевания, поздними сроками начала лечения, сопутствующей патологией».

Когда номер готовился к печати, стало известно, что назначенное на 5 марта рассмотрение апелляции городской поликлиники №2 перенесено. Отмечу, что делом заинтересовался Следственный комитет. Как сообщается на сайте СК Иркутской области, «следственным отделом по городу Усть-Илимск Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Иркутской области организована доследственная проверка по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью)». К чему приведет проверка, будут ли выявлены истинные причины несчастья, случившегося с жительницей Железнодорожного, покажет время.

Виктория АЛЕКСАНДРОВА

* Имена потерпевшей стороны изменены.

**Такой диагноз записан в амбулаторной карте больной из Усть-Илимской ГБ – «тромбоз подколенно-берцового сегмента, гангрена 1-го пальца правой стопы, критическая ишемия правой ноги 3-4 степени».

Газета "ВЕСТНИК Усть-Илимского ЛПК"